Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины. Стыд - отрицательно окрашенное чувство, объектом которого является какой-либо поступок или качество субъекта. Стыд связан с ощущением социальной неприемлемости того, за что стыдно. Стыд - ориентация на внешнюю оценку что скажут или подумают окружающие? Вина как ориентация на самооценку, когда невыполнение какой-то внутренней, интернализованной нормы вызывает у индивида угрызения совести самообвинение. Рассматривая эти регуляторы человеческого поведения в качестве стержневого измерения культур, Р. В культуре, где принадлежность к определенной группе значит больше, чем сохранение индивидуальности, а главным механизмом социального контроля является стыд, у человека формируется привычка соотносить свои действия с моральными оценками окружающих. У японца чувство стыда воспитывается с раннего детства с помощью апелляции к общественному мнению, высмеивания и бойкота. Подобные методы воспитания характерны и для японской школы: Итак, самым страшным наказанием для японского ребенка является бойкот и отлучение от общности.

Вы точно человек?

Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм. Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины.

ности мы получаем обширный материал о том, как культура влияет на личность, как закон, добродетель, этнопсихология, общество, культура, стыд, вина, мораль, ан- .. на страхе перед внешними санкциями и поэтому ее мож-.

Статьи по семиотике культуры и искусства С. О Лотмане Юрий Михайлович Лотман стал классиком при жизни. Во всяком случае, значительная часть интеллигенции, и не только научной, воспринимала его именно в таком качестве. Даже для тех, кто не был толком знаком с его идеями, само имя — Лотман — звучало многозначительно. Это имя тесно связывалось с другим — Тарту. Все это легко понять, ибо Лотману принадлежала львиная доля организаторской работы, в которой он проявил себя так же энергично, как и в собственно научном творчестве.

Некоторая эзотеричность тартуских встреч и языка, на котором говорили их участники, обусловлена несколькими причинами. Во-первых, здесь сотрудничали представители разных областей знания, тяготевшие к интердисциплинарным исследованиям и стремившиеся сообща выработать необходимый научный инструментарий. Терминология специальных дисциплин осложнялась новой, создаваемой в границах сообщества. Понятно, что язык такого рода не мог быть легко усвоен извне. Далее, в условиях стесненной интеллектуальной свободы совсем не все равно, кто примет участие в конференции или в издании.

Затрудненность языка могла быть еще и усилена с целью оградить сферу свободного обмена информацией от идеологического контроля и давления. Надо учесть, что семиотика как научная дисциплина не была признана вполне легальной в высоких кругах советской бюрократии и вызывала у начальства ту реакцию, которой следовало по возможности избегать разумеется, не из-за боязни сломать свою карьеру, но для продолжения нормальной работы.

Многие культурантропологи крайне негативно относятся к сравнительно-культурным исследованиям, утверждая, что невозможно найти адекватные показатели для сравнения, так как каждая культура представляет собой замкнутый и уникальный мир. Триандис вообще считает, что в большинстве сравнительно-культурных исследований мы имеем дело с псевдо- подходом. Их авторы не могут освободиться от схем мышления своей культуры, а сконструированные ими категории вовсе не свободны от ее влияния. Триандис приводит яркий пример псевдо-е сравнения из обыденной жизни: Перспективным сейчас и актуальными считаются исследования, выполненные в рамках этик-эмик-этик подходах.

В данной статье автор подчеркивает, что культура стыда является отличительной Согласно Платону стыд есть «страх дурной молвы», подобное.

Вина и стыд как механизмы, социального контроля Среди регуляторов социотипического поведения большую роль играют нравственные нормы, то есть системы представлений о правильном и неправильном поведении, требующие выполнения одних действий и запрещающие другие. Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия. Но так как поведение любого человека складывается из выполнения норм и их нарушения, следует обратить внимание и на психологические механизмы, используемые культурами при осуществлении социального контроля за соблюдением норм.

Исследователи особое внимание обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины. Страх, как отмечает Ю. Лотман, присущ не только человеку любой культуры, но и животным, но кроме страха существуют и специфически человеческие, сформированные культурой механизмы, гарантирующие соблюдение нравственных норм см. Рассматривая эти регуляторы человеческого поведения в качестве стержневого измерения культур, Р.

Быстрая помощь студентам

Чтобы ни натворили свои, они всегда правы, а чужие всегда не правы. Любое древнее общество стремится стать империей абсолютной и в идеале — всемирной. Абсолютен панславизм, пантюркизм, арийство. Вы легко можете найти сочинения, где утверждают, что Геракл родом из-под Курска, что этруски — это русские, а в Осетии вам скажут, что все европейские цивилизации созданы осетинами. Он работал честно не потому, что его увидят другие, а потому, что на него смотрит Бог.

Платон когда-то говорил, что стыд – это страх перед ожиданием .. где действительно культура вины и культура стыда разводятся.

Регулятивная функция культуры Во второй половине века ни у кого не вызывает сомнения, что основным фактором, лежащим в основе межэтнических различий психики, является культура, даже если учитывать многозначность этого понятия. Но культура не только многоаспектна, но и многофункциональна. Мы не случайно сделали оговорку о разной мере регуляции поведения культурой: Кроме того, как совершенно справедливо отмечает Ю.

Иными словами, оказывая влияние на социальное поведение, культура определяет лишь поведение, которое А. Асмо-ов называет социотипическим поведением личности. Что же это за типовые программы культуры, являющиеся регуляторами человеческого поведения? А в качестве обычаев — устойчивые формы или стереотипы поведения. Нам представляется правомерной также точка зрения О.

Культура «вины» и «культура стыда» (Р. Бенедикт).

То есть стыд — это то чувство, которое испытываешь, если не слушаешь свое сердце. То чувство, которое возникает, если не поступаешь, как велит тебе сердце, не поступаешь, как следует поступить, как правильно поступить. А если ты не соблюдаешь установленные правила, будь то писанные или неписаные, ты должен испытывать чувство стыда. Такова схема жизнедеятельности японского общества, где стыд выступает регулирующим фактором.

Давайте в первую очередь рассмотрим, какие действия в японском обществе принято считать постыдными.

Одно время (еще в Фидо) модно было поминать к месту и не к месту" культуру совести" и"культуру стыда", как разные способы.

Нарушенный ритуал - это позор. Искупить это позор можно только соблюдением ритуала. Поведение оценивает общество, а не сам человек, сильная оценочная зависимость. Интересы группы, к которой принадлежит человек, всегда выше интересов конкретного человека. Нравственность не в том, чтобы искупить грех, а в том, чтобы его не совершить.

Отсутсвия возможности замаливания грехов, исповеди. Нравственное наказание за ошибку - Презрение родных и близких, презрение товарищей, презрение группы, к которой принадлежишь. Необходимость действовать исходя из правил, принятых в группе. Культура вины - традиция, при которой центральное значение придается переживанию человеком вины за свои ошибки.

Более распространена в европейской цивилизации. Есть понятие совести, как самооценки своих действий. Нравственное наказание за ошибку - угрызения совести. Возможность замалить грехи, искупить ошибку, восстановить репутацию. Необходимость действовать исходя из личных правил нравственности и морали, независимо от того, поддерживает тебя коллектив или нет.

Вина и стыд как механизмы социального контроля

Остановимся на феномене стыда. Многие авторы рассматривают стыд как страх перед порицанием извне. Стыд выступает как переживание своего несоответствия моральным требованиям перед лицом Других. Маркса, стыд — это гнев, обращенный внутрь. Когда человеку стыдно перед людьми за себя или за своих близких, его не спасает от страданий ни богатство, ни высокое положение.

Говорят, что сложнее всего – сыграть и выразить самого себя: без грима, без маски, без костюма и, соответственно, без лжи. Театр на.

При этом стыд — это результат нарушения определенных правил, норм, порядков. Вина — продукт индивидуального сознания. Вина в этом случае переживается личностью как разлад с собственной совестью, как результат нарушения приватных, внутренних установок. Впервые эти понятия были сформулированы в книге американского специалиста по культурной антропологии Рут Бенедикт"Хризантема и меч. В главе"Нравственная дилемма" Р. Человеку стыдно действовать иначе, нежели принято.

Неудобно перед соседями, перед членами прихода, перед товарищами по оружию. Он смотрит на себя глазами других. Но"в системе социальной регуляции, основанной на стыде, человек не испытает облегчения от исповеди". Более того, человеку в таком обществе очень трудно дается признание в совершении неблаговидного поступка.

Культура вины и стыда как социологические категории

В настоящей статье мы рассмотрим некоторые общие черты этих процессов. Здесь могут быть выделены два подхода. При первом, предложенном Ю. Однако такой подход принят не только в психоанализе. Вина покоится на озабоченности индивида своей правотой, выражает желание чувствовать себя правым. Только здесь появляется категория совести как внутренней моральной инстанции, осуществляющей суд над человеком, включая не только его поступки, но и его помыслы; понятие обязанности как чего-то внешнепри-нудительного перерастает в понятие долга как внутреннего императива, а идеал родовой или сословной чести уступает место понятию индивидуального достоинства.

Культура стыда, к которой, надеюсь, мучительно ищет дорогу наше общество, еще на родилась. И в зазоре между культурой страха и культурой стыда.

Общался себе на форумах. Зашел, значит, и рассказал о вспышках своего темперамента. Думает, рядом одноквадренники, дуалы, они поймут. А может быть еще и пригодится кому его рассказ. Но…как во всякой сказке, без проблем не бывает. Набежал народ, началась ожесточенная брань то есть битва, в смысле — дискуссия. Больше напоминало товарищеский суд над ЛСЭ. ЛСЭ как могли отбивались и по ролевой и по базовой ибо не могла чуткая душа сенсорных логиков приять, что они нехорошие люди.

Досты же распалились и стало им уже чудится, что темпераментные Штирлы норовят ЧС-нуть, и посыпались упреки с новой силой. Когда написали уже страниц этак цать, в тему пришел психолог и сказала:

Статьи по семиотике культуры и искусства

Стефаненко Татьяна Гавриловна 4. Вина и стыд как механизмы, социального контроля Среди регуляторов социотипического поведения большую роль играют нравственные нормы, то есть системы представлений о правильном и неправильном поведении, требующие выполнения одних действий и запрещающие другие. Ранее мы уже затрагивали некоторые присущие нормам межкультурные различия.

В статье рассматривается феномен стыда как проявление страха перед общественным мнением, ная «культура стыда» возникает из боязни нега-.

Тексты поведения Статьи настоящего раздела впервые были опубликованы в следующих изданиях: Летней школы по вторичным моделирующим системам, 17—24 авг. В этнографии и социологии после работ Леви-Строса утвердилось определение культуры как системы дополнительных ограничений, накладываемых на естественное поведение человека. Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр.

С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения. Однако такое отождествление объясняет далеко не все.

Михаил Лабковский про чувство вины и стыда