Александр Грин. Гении и злодеи.

КРЫМ, дом-музей Александра Грина, г. Старый Крым, июль 2018.

Я читал бессистемно, безудержно, запоем.

Loading...
Певец Данко о Сати Казановой, высказавшейся о детях-инвалидах: "Гори в аду, ТП!". Артист объяснил публикацию на своей странице в соцсети Facebook, в которой он оскорбил певицу. Гневный пост летнего исполнителя хита "Малыш" — певца Данко. Читать дальше...


Я читал бессистемно, безудержно, запоем. В журналах того времени: После убитого на Кавказе денщиками подполковника Гриневского — моего дяди по отцу — в числе прочих вещей отец мой привез три огромных ящика книг, главным образом на французском и польском языках; но было порядочно книг и на русском. Я рылся в них по целым дням. Мне никто не мешал. Поиски интересного чтения были для меня своего рода путешествием. Помню Дрэпера, откуда я выудил сведения по алхимическому движению Средних веков. Я хорошо помню, что специально детские книги меня не удовлетворяли.

Довольно большая библиотека Вятского земского реального училища, куда отдали меня девяти лет, была причиной моих плохих успехов.

Вместо учения уроков я, при первой возможности, валился в кровать с книгой и куском хлеба; грыз краюху и упивался героической живописной жизнью в тропических странах. Все это я описываю для того, чтобы читатель видел, какого склада тип отправился впоследствии искать место матроса на пароходе.

В то время как мои сверстники бойко переводили с русского на немецкий такие, например, мудреные вещи: С французским языком дело было еще хуже. Задачи, заданные решать дома, почти всегда решал за меня отец, бухгалтер земской городской больницы; иногда за непонятливость мне влетала затрещина. Отец решал задачи с увлечением, засиживаясь над трудной задачей до вечера, но не было случая, чтобы он не дал правильного решения. Остальные уроки я наспех прочитывал в классе перед началом урока, полагаясь на свою память.

Действительно, почти не проходило дня, чтобы в мою классную тетрадь не было занесено замечание: Теперь часы летят слишком быстро, и я хотел бы, чтобы они шли так тихо, как шли тогда. Одетый, с ранцем за спиною, я садился в рекреационной комнате и уныло смотрел на стенные часы с маятником, звучно отбивавшим секунды.

Движение стрелок вытягивало из меня жилы. Смертельно голодный, я начинал искать в партах оставшиеся куски хлеба; иногда находил их, а иногда щелкал зубами в ожидании домашнего наказания, за которым следовал наконец обед. Дома меня ставили в угол, иногда били.

Между тем я не делал ничего выходящего за пределы обычных проказ мальчишек. Мне просто не везло: Если я бежал, например, по коридору, то обязательно натыкался или на директора, или на классного наставника: Отметка моего поведения была всегда 3.

Эта цифра доставляла мне немало слез, особенно когда 3 появлялась как годовая отметка поведения. Из-за нее я был исключен на год и прожил это время, не очень скучая о классе. Играть я любил больше один, за исключением игры в бабки, в которую вечно проигрывал. Я выстругивал деревянные мечи, сабли, кинжалы, рубил ими крапиву и лопухи, воображая себя сказочным богатырем, который один поражает целое войско.

Я делал луки и стрелы, в самой несовершенной, примитивной форме, из вереса и ивы, с бечевочной тетивой; стрелы же, выструганные из лучины, были с жестяными наконечниками и не летали дальше тридцати шагов.

Из изгороди огорода я выдергивал тычины и упражнялся в метании ими, как дротиками. Перед моими глазами, в воображении, вечно были — американский лес, дебри Африки, сибирская тайга. Прочитанное в книгах, будь то самый дешевый вымысел, всегда было для меня томительно желанной действительностью.

Делал я также из пустых солдатских патронов пистолеты, стреляющие порохом и дробью. Я увлекался фейерверками, сам составлял бенгальские огни, мастерил ракеты, колеса, каскады; умел делать цветные бумажные фонари для иллюминации, увлекался переплетным делом, но больше всего я любил строгать что-нибудь перочинным ножом; моими изделиями были шпаги, деревянные лодки, пушки. Картинки для склеивания домиков и зданий во множестве были перепорчены мной, так как, интересуясь множеством вещей, за все хватаясь, ничего не доводя до конца, будучи нетерпелив, страстен и небрежен, я ни в чем не достигал совершенства, всегда мечтами возмещая недостатки своей работы.

Другие мальчики, как я видел, делали то же самое, но у них все это, по-своему, выходило отчетливо, дельно. У меня — никогда. На десятом году, видя, как меня страстно влечет к охоте, отец купил мне за рубль старенькое шомпольное ружьецо. Не зная ни обычаев дичной птицы, ни техники, что ли, охоты вообще, да и не стараясь разузнать настоящие места для охоты, я стрелял во все, что видел: Всю добычу мою мне дома жарили, и я ее съедал, причем не могу сказать, чтобы мясо галки или дятла чем-нибудь особенно разнилось от кулика или дрозда.

Кроме того, я был запойным удильщиком — исключительно по шеклее, вертлявой, всем известной рыбке больших рек, падкой на муху; собирал коллекции птичьих яиц, бабочек, жуков и растений. Всему этому благоприятствовала дикая озерная и лесная природа окрестностей Вятки, где тогда не было еще железной дороги. По возвращении в лоно реального училища я пробыл в нем всего еще только один учебный год. Еще в приготовительном классе я прославился как сочинитель.

В один прекрасный день можно было видеть мальчика, которого рослые парни шестого класса таскают на руках по всему коридору и в каждом классе, от третьего до седьмого, заставляют читать свое произведение. Это были мои стихи: Бегу к Ивану раньше всех: Ватрушки там я покупаю, Как они сладки — эх!

В большую перемену сторож Иван торговал в швейцарской пирожками и ватрушками.

Александр Грин Автобиографическая повесть. Бегство в Америку. Потому ли, что первая прочитанная мной, еще пятилетним мальчиком, книга была «Путешествие Гулливера в страну лилипутов» – детское издание Сытина с раскрашенными картинками, или стремление в.

Всю зиму меня дразнили в классе, говоря: Отец, тайно от меня, снес журнал директору — полному, добродушному человеку, и вот меня однажды вызвали в директорскую. В присутствии всех учителей директор протянул мне журнал, говоря:

Тут можно читать онлайн Александр Грин - Автобиографическая повесть -...
Александр Грин - Автобиографическая повесть - описание и краткое содержание,...

Эту песню поёт не группа КАСПИЙСКИЙ ГРУЗ. Добавили текст песни, чтобы все прочитали. Может будут сниться длинные ресницы Глаза еёМожет будут сниться длинные ресницы Глаза её глазки останется все сказкой Может так случиться будем мы как птицы Чтобы возвратиться. Читать дальше...

Александр Грин "Алые паруса". Краткое содержание повести.
Автобиографическая повесть. Александр Грин. Урал. Предыдущая страница.— Александра, расскажи сказку!...
Александр Грин. Автобиографическая повесть. Бегство в Америку. Потому ли, что...
Автобиографическая повесть Александр Грин. Грин в своей последней законченной книге...
Автобиографическая повесть. Бегство в Америку (Александр Грин, ) Перейдите на...

Николь расхохоталась.

Признанное видео:

Виктор Королёв - (Лучшие песни 2016) 20 хитов от романтика шансона

Вы должны это услышать